Влияние мировой войны на развитие кредитной кооперации

Первая мировая война внесла огромные изменения в социально-экономическую жизнь страны и оказала существенное влияние на развитие русской кооперации. Расстройство хозяйственной жизни страны — разрушение денежного и товарного рынка, разруха на транспорте, мобилизация служащих и членов кооперации — значительно сказалось на развитии кредитной кооперации. Темп роста новых товариществ замедлился, деятельность действовавших кооперативов осложнилась и несколько видоизменилась.

Наиболее чувствительным образом отразились на кредитных кооперативах страны первые дни войны, когда среди вкладчиков возникло опасение за целостность их сбережений, и они спешили забирать свои вклады из товариществ. Но благодаря страховым кредитам, открытым Госбанком, доверие к прочности кредитных кооперативов было восстановлено. Определенные опасения проявило в первое время и Управление по делам мелкого кредита, вследствие чего оно решило сократить кредиты кооперативам, и чуть было не приостановило открытие новых кооперативов. Вскоре, однако, и эта опасность была устранена, так как для приостановки развития кредитной кооперации не было достаточных оснований.

Несмотря на то, что Кубанская область находилась сравнительно далеко от театра военных действий, вся жизнь в крае с началом войны оказалась подчиненной ее влиянию. При исследовании развития кубанской кредитной кооперации в годы войны необходимо учитывать те условия, в которых протекала экономическая жизнь области. Главным продуктом сельского хозяйства края являлся хлеб, который почти полностью составлял предмет внешнего экспорта и только частично предназначался для вывоза во внутренние губернии России. По количеству экспортируемого зерна перед Первой мировой войной Кубанская область вышла на второе место в России (после Херсонской), отправляя в зарубежные порты ежегодно до 60 млн. пудов хлеба. С началом же войны экспорт хлеба был прекращен, что существенно осложнило сбыт зерновых продуктов на местах и тем самым поставило в весьма тяжелое положение сельских хозяев — членов кредитных кооперативов. Члены товариществ приурочивали выполнение всех своих обязательств по ссудам к моменту реализации урожая, однако к осени 1914 г. прочно установившиеся в хозяйственной жизни расчеты были разрушены, что сразу отразилось на состоянии кредитных товариществ.

В развитии главных (вкладной и ссудной) операций кредитных кооперативных учреждений области в первые три месяца войны наблюдалось заметное ослабление. Абсолютное понижение вкладов в кооперативах видно из нижеследующей таблицы, составленной по данным от 139 товариществ (в рублях).

Состояние вкладной операции в кредитных кооперативах области в первые месяцы Первой мировой войны (в руб.)

1914 г. Поступило вкладов Выдано вкладов Превышение выдачи над поступл. Остатки вкладов
На 1 июля - - - 12 853 612
На 1 августа 451,872 622,888 171,016 12 682 596
На 1 сентября 294,854 628,965 334,111 12 348 485
Итого 746 726 1 251 854 505,127 -

Из приведенных в таблице данных видно, что, хотя поступление вкладов не приостанавливалось, выдачи вкладов в среднем на одно товарищество превысили поступления в рассматриваемый промежуток времени на 3634 руб. Причем данные превышения выдачи вкладов над поступлениями по отдельным товариществам существенно колебались: от 15-20 тыс. руб. до незначительных сумм.

Ослабление вкладной операции кредитных кооперативов в начале войны объяснялось совокупностью разнообразных причин, вызванных переживаемым моментом и составом вкладчиков. Мобилизация казачьего населения в действующую армию была сопряжена с затратой значительных средств как для отдельных хозяев, так и для целых станичных обществ. Наибольший отлив вкладов наблюдался в тех товариществах, во вкладах которых находились средства местных станичных обществ, которые в связи с мобилизацией вынуждены были использовать свои свободные средства на снаряжение казаков для действительной службы. Помимо нужд по мобилизации станичным обществам пришлось, в силу временного сокращения некоторых доходных статей, прибегнуть к использованию резервных средств и на обычные нужды, главным образом на строительство. Кроме того, в результате застоя в хлебной торговле и отсутствия вследствие этого оборотных средств многие и частные вкладчики вынуждены были использовать свои сбережения на производство хозяйственных оборотов. По наблюдениям посещавших товарищества инспекторов, частные лица обращались за вкладами на необходимые нужды, но какой бы то ни было паники среди них по поводу сохранности денежных средств, за редким исключением, не замечалось. Для удовлетворения вкладчиков товарищества частично использовали собственные средства и отчасти воспользовались разрешенными страховыми кредитами Госбанка.

Правильное развитие ссудной операции товариществ было нарушено главным образом застоем в торговле хлебом. Обычно с августа, т. е. с момента реализации сельхозпродукции, заемщики расплачивались по своим долгам в товариществах, а затем сами товарищества приступали к погашению своих кредитов в отделениях Госбанка. Полное отсутствие спроса на хлеб в период мобилизации или скупка его по очень низким ценам некоторыми спекулянтами задержало в значительной степени исправное поступление платежей по ссудам и вызвало со стороны заемщиков ходатайства об отсрочках. На понижении платежной исправности участников кредитных кооперативов сказался и недород в области озимых и яровых хлебов. Все это повлияло на поступление сентябрьских платежей, понизив их более чем наполовину в сравнении с предыдущим годом. Хотя под влиянием войны подвижность ссудных средств товариществ несколько ухудшилась, но в отношении к главному из своих кредиторов — Госбанку — кредитные кооперативы проявили в целом нормальную платежную исправность. Платежи от союзных товариществ поступали в Кубанский центральный союз тоже исправно, благодаря чему союз сумел выплатить к концу 1914 г. банкам свои долги на сумму до 150 тыс. рублей. В целом, несмотря на осложнения в развитии вкладной и ссудной операций в первые месяцы войны, как отмечалось управляющим Екатеринодарского отделения Госбанка, положение кредитных товариществ области оставалось прочным и устойчивым, что позволяло последним и далее правильно развивать свою деятельность.

Однако продолжающаяся мировая война все более усиливала расстройство хозяйственной жизни области и продолжала негативно сказываться на развитии кредитной кооперации. Война, оторвавшая крестьян и казаков от хозяйственной деятельности (мобилизованное население составляло приблизительно 12-15% от общего числа населения области), ослабляла последнюю, а следовательно, ослабляла потребность в ссудах на сельскохозяйственное производство. Кроме того, война подорвала фундамент кредитной кооперации — денежную систему. Инфляция, вызванная войной, увеличила количество свободных денежных средств в руках населения и этим создала новый фактор, действовавший также на ослабление потребности в кредите. Этими же причинами объясняется не только замедленное появление новых кооперативов, но и изменение активных операций старых товариществ. Так, сумма выданных союзными товариществами ссуд своим членам в 1915 г. вследствие указанных обстоятельств сократилась на 3%. Однако среди членов наблюдалась большая потребность в долгосрочных ссудах, необходимых для интенсификации сельского хозяйства. Но из-за отсутствия долгосрочных средств товариществ такие ссуды не были распространены: в 1915 г. долгосрочные ссуды были введены только в 23 товариществах. Кроме того, по мере падения курса рубля за период 1916-1918 гг. реальная стоимость выданной на одного члена ссуды упала с 106 руб. до 40 рублей.

Вклады в товариществах, напротив, с 1916 г. стали стремительно расти, и за годы войны поднялись с 76 руб. до 223 руб. на одного члена кооператива. После выпуска в 1916 г. в обращение громадного количества бумажных денег население старалось сбыть с рук обесценивавшиеся и скапливавшиеся в больших массах деньги. Помимо этого, усиленный приток вкладов в товарищества объяснялся и тем, что при сокращении числа действительных хозяев, уменьшении площади посева сбывался живой сельскохозяйственный инвентарь, а необрабатываемая земля сдавалась в аренду. Все это давало населению капитал, сберегаемый им до благоприятного времени. Данное положение подтверждается тем, что крупные вклады преобладали над мелкими. Благодаря усиленному развитию вкладных операций многие товарищества не только перестали прибегать к пользованию краткосрочными кредитами из Госбанка, но и сами размещали избыток средств в соседних товариществах. В совершенно неразвитом состоянии вкладная операция находилась только в основном в черкесских кредитных кооперативах, так как там, по религиозным убеждениям, вносить вклады в товарищества и получать проценты на них считалось грехом.

Аналогичная тенденция в положении вкладной и ссудной операций в рассматриваемый период наблюдалась и в союзной организации — Кубанском центральном союзе учреждений мелкого кредита. Под влиянием войны, вызвавшей обилие свободных средств, вклады в союзе за 1915 год удвоились относительно предшествующему войне периоду. Возможность легко получать оборотные средства путем привлечения вкладов повлекла за собой сокращение займов, которые к началу 1916 г. совершенно исчезли из баланса союза. Вследствие усиленного притока вкладов и сравнительно слабого требования на ссуды, заметная часть оборотных средств союза находилась на хранении в банках. В то же время достаточное обеспечение союза оборотными средствами дало ему возможность произвести неоднократное понижение процентных ставок по ссудам, в результате чего союз сравнял свои ставки со ставками финансового кооперативного центра России — МНБ.

Несмотря на сокращение спроса товариществ на ссуды в силу указанных ранее причин, КЦС продолжал развивать одну из основных своих финансовых операций — ссудную. Правлением союза было введено частичное изменение в формах кредитования товариществ, т. е. разрешалось кредитовать не только в форме ссуд срочных, но также и в форме специального текущего счета. Специальные текущие счета открывались с двумя целями: для проведения разных незначительных денежных расчетов между союзом и товариществами и для денежных расчетов за купленный товариществами товар. Объединяя все виды кредита (срочные ссуды, специальный текущий счет, вклады в товарищества и ссуды товарные), получим следующую таблицу, определяющую размер кредитной помощи союза союзным товариществам в 1915 г.

Кредитная помощь Кубанского центрального союза учреждений мелкого кредита союзным товариществам в 1915 г. (в тыс. руб.)

Виды кредита Оставалось на 1 янв. 1915 г. В течение года выдано Получено обратно Осталось за товариществами на 1 янв.1916 г.
Ссуды срочные 670,1 1296,0 1443,3 522,8
Специальные текущие счета 53,6 1129,7 634,4 548,9
Вклады в тов-ва 234,2 2252,9 2027,1 460,0
Ссуды товарные 65,7 427,8 432,3 61,3
Итого: 1023,7 5106,5 4537,1 1593,0

Однако по мере усугубления экономической и финансовой обстановки в стране, начиная с 1916 г., в финансовой деятельности союза наблюдается существенное сокращение ссуд, выданных товариществам при значительном увеличении вкладов от них и увеличении остатков по текущим счетам в банках. Об этом свидетельствуют нижеприведенные данные таблицы.

Состояние ссудной и вкладной операции Кубанского центрального союза учреждений мелкого кредита в 1915-1917 гг. (в тыс. руб.)

Виды операций На 1 янв. 1915 г. На 1 янв. 1916 г. На 1 янв. 1917 г.
Ссуды в товариществах 789,5 1132,9 513,6
Вклады и текущие счета 735,8 1759,3 6654,0
Суммы в кред. учреждениях 269,0 893,0 4396,4

Такое положение главных финансовых операций союза и самих кредитных кооперативов, при дальнейшем падении курса рубля и сокращении потребностей в ссудах, существенно угрожало их финансовой устойчивости и развитию. Выход был найден в перенесении значительной части средств в сравнительно прочные товарные операции. И хотя в постановке этих операций заметно сказывались серьезные затруднения вследствие сокращения машиностроения и прекращения ввоза сельхозмашин из-за границы, тем не менее, посредническая деятельность союза по снабжению своих членов товарами, необходимыми в сельском хозяйстве, за годы войны заметно возросла. Если к началу 1915 г. на складах союза находилось товара, предназначенного для продажи товариществам, на сумму 1,6 тыс. руб., то на 1 января 1917 г. эта сумма составляла 1809,3 тыс. руб. За 1914-1915 гг. союзом было куплено товаров на сумму 1063,9 тыс. руб., в течение же одного 1916 г. было приобретено товаров на 3540,1 тыс. руб. и продано из них на сумму 1730,7 тыс. рублей.

В числе приобретаемых товаров числились главным образом земледельческие машины (плуги, культиваторы, сеялки, уборочные и зерноочистительные машины, опрыскиватели и т. д.), а также семена, лес, шпагат, цемент и пр. Правда, транспортные проблемы (нехватка машин, вагонов для подвоза товаров и пр.) значительно затрудняли доставку товаров на места. Это сказалось в том, что товариществами через союз было приобретено товаров в меньшем размере, чем это было необходимо. Несмотря на препятствия организационного характера, поставки товаров, как отмечал журнал «Вестник кооперации», кубанскими кооперативами велись успешно, хотя далеко не исчерпывали предложений.

Отдельными товариществами предпринимались попытки приступить к собственному производству. Натырбовское кредитное товарищество обратилось с ходатайством к общественному собранию села Натырбово об уступке товариществу общественного завода для выработки кирпича. Отрадненское кредитное товарищество отчислило 6 тыс. руб. из своей прибыли за 1916 г. на организацию кузнечной и сапожной мастерских. Екатеринодарским ссудо-сберегательным товариществом ремесленников также были сделаны отчисления на организацию при товариществе чугунно-литейного завода. Кризис кожевенного производства побудил кредитное товарищество станицы Упорной приступить к созданию кожевенного производства в первую очередь за счет собственных оборотных средств, и затем товарищество обратилось с ходатайством в инстанции о долгосрочной ссуде в 10 тыс. руб. на строительство завода.

Таким образом, одновременно с отрицательным влиянием на кредитную кооперацию военное время привнесло в ее деятельность много новых элементов, позволивших ей выстоять и даже развиваться. Излишек оборотных средств, которые нельзя было разместить в ссудах, и усиленный спрос на сельскохозяйственные орудия и машины, вследствие сокращения числа рабочих рук, выдвинули на первый план сравнительно прочные товаро-снабженческие и сбытовые операции. Кроме того, началась усиленная работа кооперативов по снабжению армии продовольствием, обмундированием, по организации помощи семьям и хозяйствам призванных. На этой почве значительно развились посреднические операции товариществ, как по снабжению, так и по сбыту сельскохозяйственной продукции. Остановимся на рассмотрении указанных видов деятельности кредитных кооперативов, которые велись главным образом через посредничество союзной организации.

Из всех видов посредничества в Кубанской области на первом месте оказался сбыт хлеба. Как отмечал исследователь кооперации А. Е. Кулыжный, здесь «трудно было найти товарищество, не занимающееся сбытом хлеба». Необходимо заметить, что организация сбыта хлеба требовала от кредитных кооперативов непременного введения выдачи ссуд под залог хлеба. Еще в первые месяцы войны затруднения, связанные с трудностями реализации зерновых продуктов и понижением цен на них, заставили членов правления большинства товариществ уделить особое внимание хлебозалоговым операциям. В связи с чем от кооперативов стали поступать в довольно большом количестве ходатайства в инстанции о хлебозалоговых кредитах. Специальные кредиты из Госбанка под залог хлеба были открыты уже в конце 1914 г. — начале 1915 г. 129 кредитным и ссудо-сберегательным товариществам на сумму 4142 тыс. руб., задолженность по ним составляла 1815 тыс. рублей. Не желая сбывать хлеб по дешевым ценам, сельские хозяева закладывали его в учреждениях мелкого кредита, выжидая повышения цен. Для активизации хлебозалоговой кампании кооперативы обзаводились собственными зернохранилищами, оборудованными сортировками, весами и пр. Принимаемый в залог хлеб предварительно очищался и обезличивался. Приведем пример первого опыта совместной ссыпки и продажи заложенного зерна Сергиевским кредитным товариществом. Собрав небольшими партиями совместно около 4 тыс. пудов масленичного подсолнечника, в то время когда цена его на местном рынке составляла 82-85 коп. за пуд, товарищество спустя два месяца продало его по 1 руб. 50 коп. Благодаря успешному ведению хлебозалоговых мероприятий многие кредитные кооперативы оказали воздействие на ослабление спекуляции частных торговцев-скупщиков, основанной на разнице осенне-весенних цен и в дальнейшем смогли организовать совместный сбыт хлеба.

Приступая к введению посреднических операций по продаже хлеба с целью повышения цены на него и уменьшения эксплуатации ссыпщиками и всякими мелкими перекупщиками, правления многих товариществ обращались к населению с предложениями сбыта хлеба через кооперативы. Так, например, Славянское ссудо-сберегательное товарищество опубликовало воззвание следующего содержания: «Славянское ссудо-сберегательное товарищество сим доводит до сведения, как своих членов, так и других хлеборобов, что товариществом вводятся посреднические операции по продаже непосредственно крупным хлебопромышленникам или в армию зернового хлеба: ячменя, ржи, овса. Товарищество имеет предложение поставить в армию большую партию ячменя по цене 7 руб. за четверть с доставкой на пристань. Желающие продать свой хлеб через товарищество должны подать заявление правлению товарищества».

Важно заметить, что с началом военных действий власти благосклонно отнеслись к предложениям сельских кредитных и ссудо-сберегательных товариществ по доставке в армию сельскохозяйственной продукции. Советом Министров было принято постановление, чтобы «закупки и заготовки производились по преимуществу непосредственно от производителей или через посредничество земских учреждений, а также сельскохозяйственных и кредитных общественных организаций».

Надо отметить, что большим тормозом, мешавшим успешному развитию кооперативных поставок провианта в армию в начальный период, была техническая неподготовленность как тех лиц и учреждений, на которых было возложено дело заготовки провианта, так и самих кооперативов. Другим тормозом, а может быть, и главным, в некоторых регионах страны было нежелание уполномоченных иметь дело с кооперативными учреждениями. Кредитные же кооперативы Кубанской области в вопросе о поставках продовольствия для нужд армии оказались в весьма выгодном положении. Имея свой собственный, объединяющий их деятельность орган (КЦС), при отсутствии в области таких общественных организаций, как земство или крупные сельскохозяйственные общества, которые в других губерниях часто организовывали дело снабжения армии непосредственно мелкими производителями, они смогли успешно наладить дело поставки провианта в армию. Кроме того, деятельность кубанских кооперативов в этой сфере облегчалась и благодаря доброжелательному отношению к кооперативным поставкам местного Уполномоченного по закупкам хлеба Н. Н. Данилевского. На Кубани все кооперативные поставки хлеба для нужд армии как союзными товариществами, так и не состоявшими в союзе (это вопреки уставу) производились через Кубанский центральный союз. Он вел переговоры, заключал от своего имени договоры на поставки и производил все денежные расчеты по исполнению поставок. Комиссионное вознаграждение союза за содействие кредитным кооперативам в организации закупок составляло 1% от стоимости поставок.

Союз развернул большую работу, скупая по твердым ценам зерно у производителей и поставляя его в армию. Только за период с октября 1914 г. по июнь 1915 г. через союз для армии было поставлено 66-ю товариществами ячменя и овса свыше 2,5 млн. пудов. Принимая во внимание, что это был первый опыт совместного сбыта продуктов труда своих членов в широких размерах, надо отметить значительный успех кооперативов в постановке этой операции. За период войны кооперативами области было сдано сначала для «Хлебармии», затем продовольственным комитетам через посредничество союза более 12,812 млн. пудов зерна.

Данные о поставке зерна в армию и продовольственным комитетам кредитными кооперативами (состоящими в КЦС) в 1914-1917 гг. (в пуд.)

Культура 1914 г. 1915 г. 1916 г. 1917 г. Всего
Пшеница - 191100 444789 3036592 3672481
Ячмень 562992 3408000 2008461 2252844 8232297
Овес 221667 301865 157712 48047 729291
Мука - 68883 49300 59725 177908
Кукуруза - - - 1001 1001
Итого: 784659 3961848 2660262 5398209 12812978

Незначительность сдачи хлеба в 1914 г. объясняется тем, что в этом году эти поставки только начались, причем во второй половине года. Кроме того, тормозом, мешающим успешному развитию кооперативных поставок провианта в армию в начальный период, была техническая неподготовленность как тех лиц и учреждений, на которых было возложено дело заготовки, так и самих кооперативов. Причины же падения сдачи в 1916 г. были вызваны как сокращением посевных площадей (за первые два года войны посевная площадь в области сократилась примерно на 20%), так и плохим урожаем хлебов на Кубани в данном году. Наиболее крупные поставки хлеба несоюзными товариществами (т. е. не через союз) в 1916 г. были осуществлены Новоминским кредитным товариществом (около 80 тыс. пуд.), Каневским (более 32 тыс. пуд.) и Брюховецким (более 27 тыс. пуд.) ссудо-сберегательными товариществами.

Кроме поставок зерна Кубанский союз организовал участие кооперативов в снабжении армии и другими продовольственными товарами и фуражом. Всего в 1915 г. союз поставил интендантству 3,7 млн. пуд. ячменя и овса, 191 тыс. пуд. пшеницы, 60,8 тыс. пуд. муки, 1556 голов скота, 21,4 тыс. пуд. сала, 48,5 тыс. пуд. сена и другой сельскохозяйственной продукции на сумму более 3,5 млн. рублей. Кроме того, правление союза поручило Екатеринодарскому ссудо-сберегательному ремесленному товариществу доставить для нужд армии 20 тыс. шт. овчин. Помимо союза, непосредственную связь с интендантством устанавливали и отдельные крупные кооперативы. Так, например, Екатеринодарское ссудо-сберегательное товарищество получило предложение на поставку в армию сапог, шинелей и фуражек. На общем собрании кооператива выяснилось, что товариществом может быть изготовлено в месяц не менее тысячи пар сапог, после чего в Тифлис для принятия заказа был отправлен уполномоченный товарищества. Но в других случаях взять на себя дело поставки в армию отдельным кооперативам удавалось редко.

Помимо участия в снабжении армии сельскохозяйственными продуктами, Кубанский союз отыскивал и другие рынки сбыта зерна для товариществ. Так им были завязаны сношения с закавказскими кооперативами, которые стали давать большие заказы на поставку пшеницы. В 1915 г., несмотря на трудности, союзу удалось сбыть в Закавказье 181,3 тыс. пуд. пшеницы и 60 тыс. пуд. пшеничной муки.

В целом, значение операций по сдаче хлеба через союз заключалось не только в размерах этой операции, но и в той положительной роли, которую сыграли кооперативы в этом деле. Население, сбывая через союзные товарищества свои излишки хлеба, убеждалось в преимуществе сдачи хлеба через кооперативы, где не обвешивали и не обсчитывали. Благодаря этим операциям симпатии к кооперации укреплялись. Кроме того, операция по сбыту хлеба значительно подняла цены на сбываемый продукт, что имело большое значение для хлеборобов области. Другим важным моментом в этой операции было то, что приемка и оплата зерна в зависимости от его качества стимулировало хлеборобов лучше обрабатывать землю, т. е. интенсифицировать сельское хозяйство. Таким образом, кооперативные товарищества, которые широко развернули операции залога и кооперативного сбыта хлеба, с успехом поставляя большие партии зерновых для армии и рынка, оказали населению края неоценимую пользу. Они в определенной степени способствовали и ослаблению позиций ростовщиков и скупщиков зерна, хотя имели место и факты сотрудничества отдельных кооперативов со скупщиками. Так, одно из ссудо-сберегательных товариществ Ейского отдела закупило 470,9 тыс. пуд. хлеба, из которых 303,4 тыс. пуд. от скупщиков. Но такие факты были скорее исключением.

Итак, важнейшую организующую и управленческую роль в организации посреднических операций кредитными кооперативами области сыграл Кубанский центральный союз учреждений мелкого кредита. Благодаря расширению сферы своей деятельности в годы мировой войны он сумел за небольшой период времени объединить значительное количество товариществ области. Если в конце 1914 г. в союзе состояло 105 кооперативных товариществ, то к концу 1917 г. их насчитывалось уже 268 из 288 существовавших на Кубани, т. е. 83% всех кредитных кооперативов. Нужды союзных товариществ обслуживались уже двенадцатью отделами, состоящими при правлении союза: операционный (бухгалтерия), секретариат, ревизорский, юридический, распорядительный и организационный отдел товарного отдела, отдел сельскохозяйственного инвентаря и строительных материалов, отдел потребительских товаров и посевных материалов, хлеботорговый отдел, отдел продуктов скотоводства и пчеловодства, агрономический отдел, редакция журнала «Союз» и отдел народного образования. Перечисленные отделы свидетельствуют о расширении сферы и объема деятельности союза по обслуживанию кредитных кооперативов и населения области. За рассматриваемый период заметно увеличилась и финансовая мощь Кубанского центрального союза учреждений мелкого кредита. Балансовые средства возросли с 784 тыс. руб. на 1 января 1914 г. до 7255,5 тыс. руб. на 1 января 1917 г., т. е. более чем в 9 раз. В соответствии с ростом числа союзных товариществ значительно расширились и обороты союза. Общий оборот союза за 1914 г. составил 15,5 тыс. руб., за 1916 г. — 52,5 млн. руб., т. е. за 2,5 года войны он увеличился почти в 4 раза. В годы войны особенно быстрыми темпами росли операции союза по снабжению и сбыту, оборот по этим операциям за 4 года войны увеличился в 27 раз. Таким образом, благодаря активизации посреднической деятельности, особенно поставкам в армию сельскохозяйственной продукции, финансовое положение кубанской кредитной кооперации усилилось и окрепло.

Влияние Первой мировой войны сказалось не только на расширении хозяйственной деятельности кредитных кооперативов, но и на усилении их социальной помощи населению. Одной из существенных задач кредитных товариществ в рассматриваемый период являлось оказание помощи семьям призванных на войну. Практически сразу после объявления войны Кубанский союз обратился к кооперативам с воззванием, приглашавшим принять самое деятельное участие в выполнении полевых работ для семей запасных. На эти призывы кооперативы откликнулись очень дружно и выполнили большое дело. Имеются суммарные сведения о том, что кооперативы являлись руководителями мирских работ, иногда члены кооперативов сами сообща убирали осиротевшие поля, иногда нанимали рабочих для проведения сельскохозяйственных работ. Кооперативы, имевшие прокатные пункты, предоставляли в бесплатное пользование семьям призванных на войну солдат все имеющиеся сельскохозяйственные машины и орудия. Во время полевых работ и уборки урожая многие товарищества помогали нуждающимся не только личным трудом, но и деньгами, отпуская средства на покупку сельскохозяйственных орудий, семян и др. Например, в ст. Ханской станичное общество отвело 50 десятин земли под посев для семей призванных воинов и предложило желающим принять участие в обработке этого поля. На это предложение сразу же откликнулось кредитное товарищество этой станицы, сделав ассигнования (200 руб.) на покупку семян и сельхозорудий для указанной цели. Аналогичные действия предпринимались Вознесенским, Костромским и многими другими кредитными товариществами. Наряду с непосредственной помощью хозяйствам запасных была поставлена и помощь семьям членов кооперативов. Товарищества выдавали ссуды без начисления процентов, понижали проценты по ссудам запасных, давали отсрочки, из своих прибылей они почти сплошь отчисляли суммы семьям мобилизованных воинов. Кубанским центральным союзом был организован фонд помощи пострадавшим на войне воинам-кооператорам, куда поступали средства, ассигнованные кооперативами. Все указанные мероприятия кредитной кооперации, по словам журнала «Союз», содействовали тому, не прекращали своей культурно-просветительской, благотворительной и агрономической работы, начатой несколько лет назад. Война существенно осложнила реализацию планов Кубанского кредитного союза по оказанию агрономической помощи населению. И, тем не менее, в этот период агрономами союза (5 человек, среди которых был известный агроном области М. Г. Людковский) при 26-ти товариществах были заложены показательные участки с кормовыми растениями, читались лекции и проводились беседы по проблемам сельского хозяйства. Показательные поля, доказывающие целесообразность той или иной системы полеводства, были заложены в 8 союзных товариществах. Кроме того, участковый агрономический персонал заботился о том, чтобы каждое товарищество, входящее в агрономический участок, было оборудовано зерноочистительными и прокатными пунктами. И, несмотря на тяжелое военное время, многие товарищества сделали ассигнования на приобретение для указанных целей машин и оборудования. При помощи агрономов Кубанского, Терского, Донского кредитных союзов, Доно-Кубано-Терского сельхоз общества и войсковых агрономов был организован семенной агрономический поезд, оборудованный на средства Владикавказской железной дороги и Департамента земледелия. Начал он свое движение в январе 1916 г. В поезде производилась торговля семенами полевых и кормовых растений, мелким инвентарем по садоводству, молочному хозяйству, пчеловодству, лечебными для растений средствами. Указанные товары находили широкий сбыт в каждом селении. Во время движения поезда агрономами давались посетителям бесплатные консультации, указания, советы по агрономическим проблемам. В целом агрономические мероприятия кооперативных организаций наряду с другими организациями, занимающимися теми же вопросами, содействовали совершенствованию культуры земледелия и, следовательно, способствовали развитию производительных сил сельского хозяйства области в рассматриваемый период.

Учитывая благоприятные экономические условия области и нужду в сельскохозяйственном высшем учебном заведении, представители Кубанского центрального союза учреждений мелкого кредита наряду с представителями Кубанского областного правления и биржевого комитета в апреле 1916 г. выступили с ходатайством в высшие инстанции о переносе из г. Харькова в г. Екатеринодар Ново-Александровского сельскохозяйственного института. К сожалению, надежды на открытие на Кубани сельскохозяйственного института, в котором область очень нуждалась, не были осуществлены.

В целях распространения сельскохозяйственных, кооперативных и просветительских знаний товарищества продолжали делать отчисления на устройство библиотек, читален. Некоторые товарищества организовывали свои народные дома, где устраивались спектакли, чтения, лекции. Для удовлетворения просветительских нужд членов кооператива, их семей и местного населения товарищества выдавали пожертвования на образование детей. Пластуновское ссудо-сберегательное товарищество для увеличения средств на просветительные и благотворительные цели, постановило выдать в дивиденд на паи за 1915 г. не 7%, как предполагали руководители товарищества, а только 5%, сэкономив тем самым 223 руб. По-прежнему делались отчисления (по 10-50 руб. от каждого товарищества) в фонд на устройство Кубанской кооперативной школы. Только за один 1917 г. 112 союзными товариществами, по которым имеются суммарные данные, на народное образование и другие культурно-просветительские цели было ассигновано около 59 тыс. руб. Кроме того, на медицинскую и агрономическую помощь ими было отчислено 32 тыс. руб. То есть, из 1269 тыс. руб. чистой прибыли 112 товариществ на указанные цели было отчислено около 91 тыс. руб., что составляло 7% от всей прибыли. Надо признать, что суммы эти немаленькие, тем более что они характеризуют отчисления только 38% всех существующих на Кубани кредитных кооперативов. Главное, что кооперация как организация общественной самопомощи при ведении своей хозяйственной деятельности не гналась за наживой с целью обогащения своих членов. Получаемый в результате кооперативной работы известный доход шел как на улучшение самого предприятия (в первую очередь, и это понятно), так и на удовлетворение культурных потребностей своих членов и населения области в целом.

Не оставалась без внимания кооперативов в годы войны и такая важная проблема, как борьба с пьянством. Этот вопрос неоднократно обсуждался на общих собраниях товариществ. Обязательность проведения культурных мероприятий рассматривалась кооператорами как один из способов отвлечения народа от одурманивающего пристрастия. А отдельные товарищества применяли и очень строгие меры в отношении тех, кто вел нетрезвый образ жизни, и тех, кто занимался изготовлением и тайной торговлей алкогольными напитками. Так, например, Урупское кредитное товарищество предложило закрыть кредит для таковых лиц, Гривенское ссудо-сберегательное товарищество постановило не принимать их в члены своего кооператива. Такими мерами кооператоры проявляли заботу о чистоте своих рядов, неоднократно подчеркивая, что успех и эффективность кооперативной работы зависит от нравственного уровня членов коллектива.

Война оказала свое влияние и на процесс кооперативного строительства в области. Все более усиливалась потребность кредитных товариществ в объединении. Основная масса кооперативов области вступила в КЦС именно в годы войны, о чем уже говорилось выше. Кроме того, в 1916 г. в области был образован новый районный кредитный кооперативный союз с центром в г. Армавире — Южно-Кубанский союз кредитных и ссудо-сберегательных товариществ (ЮКС), необходимость в котором вызревала многие годы, так как Кубанский центральный союз был очень отдален от таких отделов области, как Лабинский, Майкопский и Баталпашинский. Начал свои кредитные и посреднические операции ЮКС в январе 1917 г. и к ноябрю этого же года объединил 86 кооперативов Майкопского, Баталпашинского и Лабинского отделов.

Известно, что после Февральской революции новая власть в лице Временного Правительства сделала ставку на кооперацию как на самую массовую общественную организацию. Одним из первых ее законодательных актов было принятое 20 марта «Положение о кооперативных товариществах и союзах», в соответствии с которым снимались все преграды на пути организации кооперативов и их объединений. Через пять дней после этого правительство ввело хлебную монополию и издало «Временное положение о местных продовольственных органах». Все излишки зерна и фуража объявлялись государственной собственностью. Предпочтение в их заготовке отдавалось кооперации и общественным организациям, из представителей которых формировались продовольственные комитеты. Кубанские кооператоры, в свою очередь, признавая крайне необходимым привлечение к продовольственному делу общественных организаций, на состоявшемся в мае 1917 г. десятом собрании уполномоченных союзных товариществ высказались за скорейшую ликвидацию всех видов заготовок продовольствия и фуража для армии, производимых правительственными уполномоченными, и передачу этих заготовок в ведение продовольственных комитетов при условии тесного сотрудничества последних с кооперативами.

Однако следует заметить, что образовавшиеся на местах различные общественные комитеты неоднократно вмешивались в деятельность кооперативов, заготовлявших продукты питания для армии и населения, нарушая тем самым деятельность последних. В связи с этим МВД издало распоряжение № 18121 от 7 июня 1917 г. «О недопустимости вмешательства общественных комитетов в продовольственное дело кооперативов». В данном распоряжении разъяснялось, что «деятельность кооперативов по заготовке продовольственных продуктов для армии и населения не подлежит контролю местных общественных комитетов; вмешательство последних тормозит работу кооперативов и вносит расстройство в продовольственное дело, и без того в сильной степени дезорганизованное… контроль за деятельностью кооперативов по заготовке продовольствия принадлежит Министерству Продовольствия».

Расширению заготовительных операций кооперативов препятствовали и обстоятельства общего характера: расстройство транспорта, нехватка вагонов, недостаток в денежных знаках и колебания правительственной политики в деле установления твердых цен на хлеб (в течение 1917 г. цены на хлеб менялись 3 раза). В связи с последним члены некоторых кредитных товариществ (например, Елизаветинского и др.) предпочитали свой хлеб товариществу не сдавать, а везли таковой в Екатеринодар и продавали частным лицам, получая за него на 5-6 руб. выше твердых цен. Такое отношение членов к интересам своего товарищества, конечно, пагубно сказывалось на развитии последнего. В целом же, несмотря на ряд указанных препятствий, сильно тормозивших заготовительное дело, кооперативы области, состоящие в КЦС, смогли заготовить в 1917 г. около 5,5 млн. пуд. зерна, а за два предшествующие года существовавшего царского режима указанные заготовки были только на 1,2 млн. пуд. больше. Кроме заготовительных мероприятий, Кубанский союз учреждений мелкого кредита, развивая свои товарные операции, в 1917 г. начал снабжать кредитные товарищества предметами широкого потребления. Но ввиду того, что кредитные и ссудо-сберегательные товарищества были мало приспособлены к торговле товарами первой необходимости, они зачастую передавали полученные ими от союза товары потребительским обществам.

Февральская революция способствовала активизации и общественной деятельности кредитных кооперативов области. Еще в апреле 1917 г. в Екатеринодаре состоялся кооперативный съезд, созванный КЦС, в котором приняли участие 169 представителей от кредитной кооперации и 52 — от потребительской. На съезде обсуждались как внутрикооперативные проблемы, так и вопросы современного положения страны. В целях укрепления и развития кооперативного дела в области и наиболее целесообразного разрешения вопросов продовольственного обеспечения местного населения съезд признал необходимым, чтобы кредитные кооперативы и их союзы прекратили торговлю предметами и продуктами потребления, оставив эти полномочия за потребительской кооперацией, и открывали доступные кредиты обществам потребителей и их союзам, чтобы потребительские общества, кредитные товарищества и их союзы содействовали организации в области сельскохозяйственных обществ и проводили совместно культурно-просветительскую работу. Относительно политического положения в стране съезд высказался за поддержку Временного правительства, за продолжение войны до победного конца и за демократическую республику. Такое отношение к переживаемому моменту было свойственно для всей русской кооперации. По вопросу о самостоятельном выступлении кооперации на выборах в Учредительное собрание, который был выдвинут Вторым Чрезвычайным кооперативным съездом в Москве 4 октября, представители кубанской кредитной кооперации занимали несколько иную позицию, чем та, которая определилась на указанном съезде (хотя и там на этот счет не было единого мнения). Так, на заседании совета КЦС 8 октября было принято следующее заключение: «…признать, что при существующем положении в Кубанской области, а также по принципиальным соображениям — ввиду несоответствия роли активного политического руководительства для кооперации как экономического по преимуществу объединения, — не представляется возможным для кооперации и ее деятелей выступить на выборах в Кубанской области с самостоятельным списком, ровно как и вступить в блок с какими-либо политическими партиями или общественными группами». Как видно из данного заключения, кубанская кооперации политическим пристрастиям предпочла защиту реальных хозяйственных интересов, что соответствовало классическим принципам кооперации.

Начиная с середины 1917 г., в связи с ростом анархии и неустойчивости власти в стране, хозяйственная деятельность кредитной кооперации осложнялась отсутствием готовности населения поддерживать кооперативы вкладами, новыми паями и т. п. Не доверяя властям, население стремилось хранить деньги дома впредь до установления стабильной политической и экономической обстановки в стране. Осуществление торгово- посреднических операций в условиях растущей инфляции и отсутствия товаров на рынке и усиленного спроса их на местах выдвигало перед правлениями товариществ массу серьезных проблем. Конечно, в то нестабильное время кооперация терпела ущерб, но, несомненно, она продолжала развиваться. Характеристику численного и финансового состояния кредитных кооперативов области на январь 1918 г. дают данные таблицы, приведенные в сравнении с такими же показателями и по другим областям и губерниям Северного Кавказа.

Кредитная кооперация Дона и Северного Кавказа на 1 января 1918 г.

Губерния, область Число товариществ Число членов Баланс, в тыс. руб.
Кубанская 288 194644 53 274,2
Донская 340 220706 32 007,6
Терская 150 91275 15 186,9
Ставропольская 107 57974 13 494,9
Черноморская 14 5052 459,4

Данные таблицы свидетельствуют о том, что кредитная кооперация Кубани и в период Первой мировой войны продолжала оставаться одной из самых многочисленных и экономически мощных в регионе. Хотя темп роста новых товариществ по сравнению с довоенным десятилетием замедлился (за 1914-1917 гг. возникло всего 38 новых кредитных кооперативов), тем не менее, в рассматриваемый период кооперативы стали возникать даже там, где ранее их почти не было. Так, за период войны кредитные кооперативы появились в 13 из 89 горских аулов области. На страницах местной кооперативной печати не раз поднимался вопрос о необходимости открытия новых кредитных кооперативов. Ответ был утвердительным: нужно, но только там, где их нет, так как создание двух или трех товариществ в одном населенном пункте будет стоить кооператорам больших средств и удорожит ссуды. В целом, если принять средний семейный состав на одного домохозяина (члена кредитного кооператива) в 5 человек, то общее число кооперированного населения области составит более 973 тыс. человек, что дает 32% общей массы населения. Эти данные говорят о том, что кредитная кооперация занимала существенное место в хозяйственной жизни населения края в тяжелое военное время.

Таким образом, за годы войны происходит расширение кооперативного движения и укрепление позиций кредитной кооперации в товарном и денежном оборотах региона. Если в начале деятельности кредитных кооперативов главное положение занимали финансовые операции, то с началом войны все большее значение приобретали посреднические операции по приобретению нужных в сельском хозяйстве предметов и материалов. В рассматриваемые годы впервые в широких размерах начали производиться операции по сбыту хлеба и других продуктов сельского хозяйства, которые заняли особенно важное место в круге деятельности кредитных товариществ. Расширение сферы деятельности связано также и с активизацией агрономических и культурно-просветительских мероприятий, которые в рассматриваемое время стали производиться в значительном объеме.

В начале ↑ «Главная»
Позади ← «Образование и работа сельскохозяйственных обществ и товариществ»
Впереди → «Потребительская кооперация в годы мировой войны»

mamakazan.ru

Реклама